Новый международный стандарт по финансовой отчетности

Новый международный стандарт по финансовой отчетности

Вчера, 9 апреля, Совет по международным стандартам финансовой отчётности (IASB) выпустил новый стандарт МСФО (IFRS) 18 «Presentation and Disclosure in Financial Statements (Представление и раскрытия в финансовых отчётах)». Он заменяет собой принятый ещё в 1997 году IAS 1 «Представление финансовой отчётности», считавшийся до сих пор главным международным стандартом. Фундаментальная роль IFRS 18 по отношению к другим МСФО обусловлена его предметом, который касается не отдельного участка бухучёта, а охватывает всю совокупность представляемой в отчётности информации. Новый стандарт стал главным итогом реализации наиболее значимого проекта Совета по МСФО последних лет “Primary financial statements” (Первичные финансовые отчёты).

IFRS 18 применяется, начиная с отчётности за 2027 год, то есть когда его предшественнику IAS 1 исполнится 30 лет. Как и в случае с другими МСФО досрочное применение нового стандарта разрешается. Нововведения затронут все компании, применяющие международные стандарты, независимо от отрасли, масштабов деятельности и причин, по которым та или иная компания применяет МСФО.

Целью нового МСФО является повышение полезности информации, представляемой и раскрываемой в финансовых отчётах. По мнению Совета по МСФО благодаря этому стандарту инвесторы получат более понятную и сопоставимую информацию о финансовых результатах компаний и смогут принимать на ее основе более обоснованные инвестиционные решения.

Изменения затронули главным образом показатели финансовых результатов. Авторы IFRS 18 выделяют три группы нововведений, способствующих, по их мнению, улучшению отчётности компаний о финансовых результатах и ​​предоставлению инвесторам более качественной основы для анализа и сравнения компаний между собой:

1. Улучшена сопоставимость информации в отчёте о прибылях и убытках.

В настоящее время четкой структуры отчёта о прибылях и убытках не существует. Компании сами выбирают включаемые в этот отчёт промежуточные итоги. Часто компании представляют в нём данные об операционной прибыли, но способ расчёта операционной прибыли варьируется от компании к компании, что снижает сопоставимость. Для улучшения структуры отчёта о прибылях и убытках IFRS 18 вводит три категории доходов и расходов, аналогичные трём представляемым в отчёте о движении денежных средств категориям денежных потоков – операционные, инвестиционные и финансовые. Новый стандарт требует от всех компаний представлять новые определяемые стандартом промежуточные итоги, включая операционную прибыль. Улучшенная структура и новые промежуточные итоги дадут инвесторам единообразную отправную точку для анализа эффективности компаний и упростят сравнение компаний.

2. Повышена прозрачность показателей эффективности, определяемых руководством.

Многие компании предоставляют в финансовой отчётности специфичные для компании показатели, которые часто называют альтернативными показателями эффективности. Наиболее ярким примером служит показатель EBITDA. Пользователи финансовой отчётности находят эту информацию полезной. Однако большинство компаний в настоящее время не предоставляют достаточно информации, чтобы инвесторы могли понять, как рассчитываются эти показатели и как они связаны с показателями отчёта о прибылях и убытках, представление которых требуется МСФО. Поэтому IFRS 18 требует от компаний раскрывать пояснения к показателям, специфичным для компании, которые называются показателями эффективности, определяемыми руководством, и связаны с отчётом о прибылях и убытках. Новые требования повысят дисциплину и прозрачность показателей эффективности, определяемых руководством, и сделают их предметом аудита.

3. Увеличена полезность группировки информации в финансовой отчетности.

Анализ деятельности компаний инвесторами затрудняется, если информация, предоставляемая компаниями в финансовых отчётах, является слишком общей или наоборот слишком подробной. IFRS 18 содержит более продуманные требования к структурированию информации в финансовых отчётах, в частности более чётко регламентирует порядок отделения информации, представляемой в первичных финансовых отчётах, от информации, представляемой в примечаниях. Ожидается, что изменения обеспечат более подробную и полезную информацию. IFRS 18 также требует от компаний большей прозрачности операционных расходов, помогая инвесторам находить и понимать необходимую им информацию.

Между тем, несмотря на весь пафос, сопровождающий принятие нового МСФО, и красивые слова о его пользе для инвесторов, нововведения вызывают большое разочарование. Наиболее точной характеристикой содержания нового стандарта могла бы служить фраза «Гора родила мышь». Конечно не вызывает сомнения, что IFRS 18 действительно улучшил структуру отчета о прибылях и убытках. Но этим всё исчерпывается. Совет по МСФО не заметил никаких других изменений в потребностях пользователей финансовой отчётности за последние 30 лет. Каким-то удивительным образом Совет не заметил, что за это время информация переместилась с бумаги в электронный вид.

Большинство положений IAS 1 базировалось на презумпции представления отчетной информации на бумажных носителях. Само деление отчетности на отдельные отчеты и примечания обусловлено этой презумпцией. И теперь все эти сформулированные в докомпьютерную эпоху требования из IAS 1 перенесены в IFRS 18 без изменений.

Ни в одной другой информационной области формы визуализации информации не отстали от требований времени настолько, насколько в области финансовой отчетности. Когда-то 30 лет назад путешественники раскладывали бумажную карту или листали многостраничный атлас. Сегодня вся необходимая навигация помещается на экране смартфона. К счастью для путешественников географы в свое время не создали Совет по Международным стандартам географических данных, и этот Cовет не зафиксировал принципы структурирования информации на бумажных картах и в атласах в виде обязательных требований. Поэтому сегодня ничто не мешает совершенствованию географических навигаторов.

Инвесторы оказались не столь счастливыми. Заботясь о них, Совет по МСФО в 70‑х годах прошлого века сформулировал требования к представлявшимся на бумаге финансовым отчётам и примечаниям к ним. С тех пор в части формы представления информации эти требования не пересматривались. Инвестор прошлого века листал распечатанные страницы финансовых отчетов. Инвестор XXI века листает такие же страницы на экране монитора. Он по-прежнему их ЛИСТАЕТ. Изменились только инструменты перелистывания. Пользователь финансовой отчетности не может детализировать финансовые показатели колесиком мышки или движением пальцев по своему усмотрению. Потому что IAS 1 не давал такой возможности. И новый IFRS 18 по-прежнему не даёт такой возможности. Инвестор не может видеть финансовые показатели компании в их взаимосвязи как единую картинку и беспрепятственно перемещаться между отчетными данными в любых направлениях, потому что IAS 1 не давал такой возможности. И новый IFRS 18 по-прежнему не даёт такой возможности.

На протяжении многих лет осуществляемый Фондом МСФО проект внедрения электронного языка XBRL не приносит никаких заметных плодов. Отчетность с использованием XBRL выглядит для инвестора так же неудобоваримо, как отчетность без его использования. Это не из-за несовершенства XBRL, а из-за форматных требований IAS 1, которые не адаптивны ни к каким электронным языкам. И теперь эти форматные требования унаследовал новый IFRS 18.

Члены Совета по МСФО должны были бы сгореть от стыда по поводу третьей группы нововведений IFRS 18. Ведь они всерьёз занимались решением вопроса, какой уровень агрегирования данных уместен для так называемых «первичных» финансовых отчетов, и что надо выносить в примечания. Они должны были бы сгореть от стыда из-за самой необходимости возиться с такими понятиями как «первичные отчеты» или «примечания». Электронные средства визуализации данных давно сняли такого рода вопросы с повестки. Ни в одной другой информационной сфере подобных проблем больше не существует. Пользователь электронной географической карты меняет её масштаб движением пальца и также легко открывает или скрывает любые слои данных по своему усмотрению. Но пользователь финансовой отчетности лишен этой возможности. Не потому что нет подходящих электронных средств. Их сколько угодно. Просто если компания попытается эти средства применить и представить финансовую отчетность в виде открытых данных с возможностью выбора формата их визуализации пользователем, такая отчетность окажется не соответствующей требованиям МСФО.

Печально осознавать, что Совет по МСФО оказался неспособным адаптироваться к процессам цифровизации информации и превратился из локомотива передовой практики в борца с прогрессом. Очень хотелось бы, чтобы Совет по МСФО направил свои усилия на совершенствование содержания отчетной информации – подходов к признанию, оценке и классификации финансовых показателей, – и прекратил заниматься регламентацией формы их представления – убрал из МСФО форматные требования, которые сегодня являются главным препятствием на пути превращения финансовой отчетности из нечитабельного многостраничного фолианта в удобный финансовый навигатор.

Подробнее об этой проблеме см. замечания и предложения БМЦ по проекту IFRS 18, которые в итоговом тексте стандарта (в части требований к форматам представления информации), к сожалению,  не были учтены, так как (судя по материалам об обратной связи, опубликованным на сайте Фонда МСФО) даже не выносились на обсуждение. “A few users commented on the increasing use of digital communication, for example the need to have consistent inputs into information providers such as Bloomberg” – это единственная фраза, которой Совет по МСФО счел нужным отреагировать на постановку проблемы адаптации положений IFRS 18 к цифровизации финансовой информации при обсуждении проекта стандарта.

10.04.2024 | 1394 просмотров